October 2nd, 2013

inotv, Ино ТВ, ИноТВ

Foreign Policy: Россия Соединенным Штатам не ровня

Несмотря на все недавние дипломатические успехи России, она не может конкурировать с США на геополитической арене, уверен политолог Даниел Дрезнер. В своей колонке в Foreign Policy он пишет, что Москва может играть важную роль только в тех случаях, когда это ей позволяет Вашингтон.

© Flickr / valeriy osipov

Пока правительство США пытается выйти из тупика и разрешить бюджетный кризис, Россия достигает все новых успехов на международной арене. Это дает экспертам почву для статей, в том числе в американской прессе, в которых они пишут, что Москва на дипломатическом и геополитическом поприще стала столь же влиятельна, как Вашингтон. «Но Россия Штатам не ровня!» - уверяет политолог Даниел Дрезнер в своей колонке в Foreign Policy.

Единственное место, где можно поверить в то, что Москва хоть отдаленно стала вровень с Вашингтоном в геополитическом плане, - это волшебный мир экспертов по всем вопросам, считает автор статьи. Чтобы Кремлю сравниться с Белым домом, он должен составлять ему конкуренцию в каждом регионе мира. А пока что РФ и США могут соревноваться разве что в Центральной Азии, утверждает Даниел Дрезнер.

По мнению автора, влияние России на Европу, Южную Азию и Тихоокеанский регион падает, а в Африке и Латинской Америке оно и вовсе равно нулю. Россия считает своим последним дипломатическим достижением резолюцию по Сирии, которая не предусматривает силового решения проблемы. Но Обама и не хотел бомбить Сирию, уверен политолог.

«Если вы и вправду считаете, что на Ближнем Востоке Россия геополитически равна Соединенным Штатам, тогда вы должны верить, что угроза России использовать силу против Израиля заставит эту страну пойти на какие-то серьезные уступки. Вот только Россия такую угрозу представить не может, а Израиль в любом случае не станет к ней прислушиваться», - пишет автор статьи.

За пределами Центральной Азии Россия имеет влияние только там, где ей это позволяют США, считает политолог. Если в национальных интересах США будут односторонние действия, то Россия ничего не сможет поделать, пишет Даниел Дрезнер в Foreign Policy.

Оригинал статьи


inotv, Ино ТВ, ИноТВ

Постой, Киев! Смирится ли Россия с движением Украины в ЕС?

Октябрь в отношениях Киева и Москвы начался так, как закончился сентябрь - с предупреждений. «Мы не заставляем Украину изменить вектор своего развития, мы просто говорим, что за «а» последует «б», - заявил глава администрации президента России Сергей Иванов в интервью СМИ, опубликованном во вторник, 1 октября 2013 года.



109952_1_5_big



Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом, по мнению Иванова, будет означать «конец остаткам украинской космической и авиапромышленности, судостроению». При этом он добавил, что Украина станет поставщиком рабочей силы - как в ЕС, так и в Россию.

Похожие заявления российские политики и эксперты высказывают в адрес украинцев уже несколько недель. Президент Владимир Путин дважды, премьер-министр Дмитрий Медведев четырежды предупредили о том, что сближение с ЕС добра Украине не принесет. «Пусть попробуют продать свою продукцию в Европе», - заметил Медведев. Позднее, правда, он объяснил, что его слова не были ультиматумом и что «катастрофы не случится».

Дмитрий Киселев, наоборот, убежден, что произойдет именно катастрофа. Российский тележурналист сравнил Украину с авиалайнером, «который сорвался в штопор». «Экипаж, вместо того чтобы взять штурвал на себя и жать на газ, один за одним глушит моторы - заводы и целые отрасли украинской экономики», - подчеркнул ведущий еженедельной аналитической программы на канале «Россия 1». Идя в Европу, Украина, по выражению Киселева, совершает самоубийство, ее ждет экономический крах и территориальный раскол. Тележурналист даже намекнул, что украинский чернозем будут вагонами вывозить в Европу, как это делали нацисты.

Киев игнорирует призывы Москвы

«Глупости», - так оценил подобные утверждения немецкий публицист и эксперт по Украине Винфрид Шнайдер-Детерс. «Да, торговый баланс Украины ухудшается день ото дня, государственный долг достиг гигантских размеров, но экономика не рухнет со дня на день», - заверил DW Шнайдер-Детерс, в прошлом возглавлявший украинское представительство близкого к немецким социал-демократам Фонда имени Фридриха Эберта.

Такой же точки зрения придерживается и украинский премьер-министр Николай Азаров: «Ничего не обвалится, ничего не развалится». Хотя в самой Украине есть и другие мнения, причем среди сторонников евроинтеграции. «Без существенной финансовой помощи извне Украину с высочайшей степенью вероятности ожидает дефолт», - написала в свежем номере киевской газеты «Зеркало недели» ее обозреватель Юлия Мостовая.

Российские политики, эксперты и СМИ не первый год повторяют, что Киеву выгоднее присоединиться к Таможенному союзу (ТС), который Россия создала с Казахстаном и Беларусью. В Киеве к этому не прислушались. Максимум, на что пошла Украина, это де-факто статус наблюдателя в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) - руководящем органе ТС. Но от пути в Европу Киев не отказывается. В конце ноября в Вильнюсе на саммите «Восточного партнерства» Украина и Евросоюз планируют подписать соглашение об ассоциации, которое предусматривает создание зоны свободной торговли. Подписание состоится, если Киев к этому моменту выполнит ряд условий Брюсселя.

Москва меняет кнут на пряник?

Винфрид Шнайдер-Детерс объясняет участившиеся предупреждения из Москвы о возможных негативных последствиях создания Киевом зоны свободной торговли с ЕС тем, что Россия, по его мнению, не рассчитывала на быстрое сближение Украины с Брюсселем.

Но в сентябре украинский парламент один за другим принимал так называемые евроинтеграционные законы, демонстрируя редкое единство правящей Партии регионов и оппозиции. Кроме того, часть положений соглашения об ассоциации может вступить в силу еще до его ратификации парламентами стран ЕС. Именно с этим Шнайдер-Детерс связывает «истеричный тон» некоторых российских СМИ.

По его словам, теперь Москва «смирилась с тем, что соглашение об ассоциации будет подписано» и «сменила кнут на пряник». Если в августе Россия на несколько дней останавливала импорт товаров из Украины, то в конце сентября Сбербанк предоставил Киеву кредит на 750 миллионов долларов. В Москве поняли, что жесткое давление на Украину «контрпродуктивно», полагает Штайдер-Детерс.

Украинцы демонстрируют спокойствие

По мнению немецкого эксперта, жесткие действия России укрепили позиции сторонников евроинтеграции Украины. До недавнего времени их число слегка превышало число тех, кто хотел бы сближения Украины с Россией.

По данным социологического опроса DW-Trend, проведенного в июле 2013 года, 55 процентов украинцев хотели бы заключения соглашения об ассоциации с ЕС в этом году. Присоединение к Таможенному союзу поддержало 49 процентов респондентов.

Изменятся ли настроения в украинском обществе на фоне все громче звучащих предупреждений из России? Сергей Говоруха, сотрудник Института изучения общественного мнения IFAK, который проводит опросы по заказу DW, в этом сомневается. «Существенного влияния это пока не оказало», - признал Говоруха.

По его выражению, «распределение общественного мнения в пользу ЕС - стабильный показатель». Изменить эти настроения, добавил Говоруха, могут лишь «очень существенные действия с одной или другой стороны, которые простой украинец почувствует на себе».

Предупреждения о возможном дефолте Украины в эту категорию не попадают, констатировал Говоруха. Социолог объясняет это тем, что за последние годы «украинцы привыкли жить в ситуации динамической нестабильности».

Оригинал статьи

inotv, Ино ТВ, ИноТВ

Американский лыжник назвал Россию «нетолерантной и невежественной»

К разговору о спорте и политике. Вновь была затронута тема российского закона о запрете пропаганды гомосексуализма. В преддверии Олимпийских игр в Сочи, которые пройдут в следующем году, американский лыжник Боде Миллер выразил свою точку зрения, заявив: «Какой позор, что есть такие страны и люди, которые настолько нетолерантны и невежественны».








В августе на Чемпионате мира по легкой атлетике спортсмены и другие известные личности жестко раскритиковали новый российский закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Некоторые из них призвали бойкотировать зимние Олимпийские игры, которые пройдут в российском курортном городе Сочи.

Миллер также заявил, что Олимпийский комитет США и МОК должны прикладывать больше усилий, для того чтобы отстаивать толерантность и открытость.


Оригинал статьи

inotv, Ино ТВ, ИноТВ

The Diplomat: Россия рискует потерять Дальний Восток

Несмотря на признаки усиления сотрудничества между Москвой и Пекином, как например недавние совместные учения и визит китайского лидера Си Цзиньпина в российскую столицу, Россию «все больше беспокоит Дальний Восток», пишут аналитики Эндрю Бауэн и Люк Роудхэффер в своей статье для The Diplomat. По мнению авторов, Москва воспринимает Китай как «главную угрозу своему присутствию на востоке» и стремится в связи с этим «усилить свое политическое и экономическое влияние в регионе».


109899_1_fareast2_big


Когда Россия решает утвердить свое влияние на какой-либо территории, в центре ее стратегии почти всегда оказывается армия, считают аналитики. А российская армия в последнее время «очень активна»: идет модернизация, регулярно проводятся учения.

В середине июля Москва и Пекин организовали совместные военно-морские учения, ставшие самыми масштабными за новейшую историю. Как отмечают Бауэт и Роудхэффер, в ходе маневров российские и китайские силы отработали, в частности, борьбу против подлодок, кораблей и авиации, что показывает, что условным противником на данных учениях, «по всей видимости, являлись ВМС Соединенных Штатов или их союзников». «Многие аналитики увидели в этих учениях очередной знак сближения России и Китая в связи с необходимостью активно противостоять интересам Вашингтона в регионе», - пишут авторы.

Кроме масштабных военно-морских учений, Россия и Китай также организуют ежегодные антитеррористические учения «Мирная миссия», которые в этом году прошли на полигоне Чебаркуль в Челябинской области. Президент Владимир Путин на встрече с членом Госсовета КНР Ян Цзечи высоко оценил учения, отметив их важность для двухсторонних отношений.

Однако, несмотря на подобные оценки, развития российско-китайского сотрудничества «по историческим и геополитическим причинам» ожидать не приходится, считают авторы статьи. Вслед за военно-морскими учениями с Китаем Россия организовала крупнейшие с советских времен наземные учения, «призванные продемонстрировать состояние российских вооруженных сил, проходящих модернизацию, и дать понять, что Китай – не единственная в регионе держава, обладающая значительной военной мощью», пишут Бауэт и Роудхэффер. В этих маневрах якобы были задействованы 160 тысяч военнослужащих, 130 самолетов и 70 кораблей, однако, отмечают авторы, такая цифра представляется многим сомнительной. В частности, журналист The Moscow Times Александр Гольц писал, что высшие армейские чины, желая произвести впечатление на Путина, сложили вместе всех военнослужащих Восточного и Центрального военных округов «в одну огромную и преувеличенную цифру, несмотря на то что большинство из них нигде не развертывались и не принимали участия ни в каких маневрах».

Одним из ключевых элементов усиления военного присутствия России на Дальнем Востоке является Тихоокеанский флот, продолжают авторы. Если раньше его в целом игнорировали в пользу других флотов, теперь Москва планирует отправить на восточные рубежи самые современные суда, включая один из двух строящихся вертолетоносцев «Мистраль», несколько корветов типа «Стерегущий» и одну из первых подлодок проекта «Борей».

В общем и целом, действия России на Дальнем Востоке должны продемонстрировать, что Москва не позволит считать себя второстепенным игроком в регионе и не даст «китайской демографической и экономической мощи полностью захватить его», полагают аналитики.

Вместе с тем, еще со времен распада СССР Россию все больше и больше беспокоит «внедрение Китая» на востоке, пишут авторы. Население Дальнего Востока сократилось с 1991 года на 20% и составляет лишь 6,28 миллиона человек, а к 2025 году может уменьшиться до 4,7 миллиона; при этом население трех северо-восточных регионов Китая составляет 110 миллионов человек.

Еще в 2000 году, едва вступив в должность, Владимир Путин предупреждал, что, если демографический спад не прекратится, россиянам в приграничных регионах придется учить китайский, японский и корейский. Двенадцать лет спустя Путин вернулся к этой теме, назвав развитие Дальнего Востока важнейшей геополитической задачей.

Тем не менее быстрое демографическое и экономическое проникновение Китая на Дальний Восток продолжается. В середине августа появилась информация о том, что Банк развития Китая планирует вложить в рамках российских госпрограмм по развитию региона до 5 миллиардов долларов в различные проекты. И это лишь один из целой серии шагов Пекина по усилению своей роли в регионе, что все меньше нравится Москве, отмечают аналитики.

По сообщениям китайских СМИ, прямые инвестиции Китая в Дальний Восток составили в 2011 году 3 миллиарда долларов, тогда как Россия не вложила в регион и трети от этой суммы в 2010 году. Японские же журналисты отмечают в свою очередь, что региональные власти «так обеспокоены все растущим влиянием Китая, что призывают инвесторов из Японии создавать собственные сельскохозяйственные проекты на Дальнем Востоке, чтобы противостоять Пекину».

В Еврейской автономной области 40% пахотных земель принадлежат китайским фермерам. Кроме того, по данным китайской прессы, доля овощей, выращенных китайцами, достигла на дальневосточных рынках 90% в 2012 году. Количество китайских граждан, работающих в регионе, оценивается в 500 тысяч.

Такая статистика беспокоит российские власти, отмечают авторы. В частности, премьер-министр Дмитрий Медведев заявил в августе 2012 года, что Дальний Восток необходимо защищать от «избыточной экспансии граждан приграничных государств» и призвал «не допускать негативных проявлений, включая формирование анклавов из числа иностранных граждан».

Но если первый тезис премьера явно был адресован Пекину, то второй касался также и Москвы, а именно – возможных последствий ее дальневосточной политики, считают Бауэн и Роудхэффер. Так, в рамках программы, запущенной бывшим министром по развитию Дальнего Востока Виктором Ишаевым, предполагалось в течение следующих десяти лет привлечь в регион 1,1 миллиона работников, в том числе и из-за рубежа. На Дальний Восток уже прибыли от 240 до 280 тысяч мигрантов с Кавказа и из Средней Азии, что, по мнению некоторых аналитиков, может не только усилить этническую напряженность в регионе, но и ускорить отток коренных жителей, которые уже покидают регион по разным причинам, в частности, из-за низких зарплат и плохой инфраструктуры.

Российские политики даже предлагали в качестве одной из мер по развитию Дальнего Востока перенести столицу в азиатскую часть страны, отмечают авторы. Несмотря на «абсурдность» этого предложения, оно «подчеркивает растущее беспокойство Москвы, которая опасается, что регион просто постепенно уйдет из-под ее контроля, если на него не обращать пристальное внимание».

Вывод аналитиков неутешителен: поскольку «геополитическая мощь в XXI веке определяется не только демонстрацией силы, но и прямыми иностранными инвестициями и трудовой миграцией», «Тихоокеанский флот вряд ли сможет предотвратить уход региона из российской сферы влияния».

inotv, Ино ТВ, ИноТВ

Маккейн: Главное, что Путин заинтересовался моей статьей

В эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки» сенатор Джон Маккейн подчеркнул, что не просил напрямую редакцию «Правды» публиковать его ответ Путину. И хотя газета не настолько популярна в России, как New York Times в США, главное, считает американский политик, что его статья вызвала интерес даже у российского президента.





Сенатор Маккейн, приятно вновь прийти к вам в гости! Спасибо за приглашение и за согласие дать это интервью Русской службе «Голоса Америки». Сегодня мне бы хотелось поговорить с вами по целому ряду вопросов: безусловно, это Сирия, химическое оружие, Россия и американо-российские отношения, а также влияние России на постсоветском пространстве.

Однако начнем с главного: с Сирии. Сенатор Маккейн, вы неоднократно критиковали президента Обаму за его недостаточно активную позицию по Сирии. Если бы в Белом доме сейчас заседала республиканская администрация, – а, как известно, вы сами были без пяти минут президент, – какие действия предприняли бы вы для разрешения сирийского конфликта?

ДЖОН МАККЕЙН, сенатор: Еще два года назад я бы организовал поставку оружия Свободной сирийской армии, на чьей стороне тогда был перевес сил – и все это бы уже давно закончилось, а Асад бы жил где-нибудь в России. Этого не произошло, и сейчас мы в довольно странной ситуации: президент Соединенных Штатов заявил о готовности к военным действиям против режима Башара Асада. Он также заявил, что намерен обратиться в Конгресс. Если бы он нанес удар, а потом обратился в Конгресс – это одно, однако то, как он решил действовать, не имеет прецедентов в американской истории.

Политика сфокусированности на химическом оружии и сотрудничество с Россией, которая одновременно поставляет Асаду оружие, самолет за самолетом, выглядит очень странно. К сожалению, все это нанесло очень сильный удар по Свободной сирийской армии.

Некоторые политологи отмечают, что военное вмешательство в сирийский конфликт – палка о двух концах. С одной стороны, это возможность показать диктаторам всего мира, что пересечение «красной линии» в том контексте, в котором об этом говорил Барак Обама, абсолютно недопустимо. С другой стороны, этот шаг может в очередной раз натолкнуть их на мысль о том, что именно наличие арсенала оружия массового уничтожения, – в особенности, ядерного оружия, – это единственная гарантия сохранения их власти и суверенитета.

ДЖОН МАККЕЙН: Я уверен, что диктаторы во всем мире, от Пхеньяна до Тегерана, внимательно следят за развитием событий. Я уверен, что они сделали следующий вывод: Америка устанавливает определенную «красную линию», однако, даже если ее пересекут, то за этим не последует никаких действий. Второй, не менее важный момент: Башар Асад, заявивший о своем желании избавиться от химического оружия, де-факто остается у власти спустя два года после того, как президент США заявил, что Асад должен уйти. Все это наносит удар по репутации Соединенных Штатов. Удар, равного которому мы не видели со времен администрации президента Джимми Картера.

Вы абсолютно убеждены в том, что именно силы Асада стоят за нападением с применением химического оружия под Дамаском 21 августа?

ДЖОН МАККЕЙН: Позвольте мне перебить вас! Это еще одна вещь, которая меня поражает: Россия и Башар Асад до сих пор отрицают, что именно Асад применил химическое оружие. Они до сих пор заявляют невероятное: что ответственность за химическую атаку лежит на Свободной сирийской армии, в то время как всем известно, что это неправда. Необходимо также отметить, что в резолюции Совета Безопасности ООН подчеркивается, что она будет пересмотрена в том случае, если Асад не выполнит свои обязательства. Таким образом, мы видим, что в итоге Асада просто спасли.

Что вы думаете о Башаре Асаде как о человеке?

ДЖОН МАККЕЙН: Я думаю, что он – человек, который хочет держаться за власть, продолжая традицию, начатую его отцом, уничтожившим тысячи своих соотечественников. И если многие месяцы он почти не появлялся на публике, то теперь мы видим, что он обретает все большую уверенность: он появляется на людях, дает много интервью. Поразительно, что среди этих СМИ также есть и телеканал Fox!

Очевидно, что источник этой уверенности – ситуация на полях сражений в Сирии. Произошли две опасные вещи: первая – Асад получил новый импульс, и вторая – все больше и больше джихадистов заполняют страну, лишь усиливая влияние радикальных исламистских группировок, которым при других обстоятельствах простые сирийцы дали бы отпор, поскольку они – умеренные мусульмане.

В вашем недавнем интервью «Радио Свобода» вы заявили, что Путин одержал крупную победу в Сирии. Как это произошло? Неужели Соединенные Штаты были недостаточно убедительны в своих доказательствах, представленных международному сообществу, о применении химического оружия?

ДЖОН МАККЕЙН: Башар Асад пользуется сильной поддержкой Владимира Путина, который поставляет ему просто невероятное количество оружия как самолетами, так и по морю, через российский порт на Средиземноморье. Россия теперь рассматривается как сила, ответственная за выработку последнего соглашения о ликвидации химического арсенала Сирии.

Последний раз Россия демонстрировала столь высокий уровень влияния на Ближнем Востоке в 1973 году, пока Анвар Садат не выдворил русских из Египта. Теперь Владимир Путин обладает в регионе практически таким же влиянием, которое было у русских около 40 лет назад.

Господин сенатор, давайте немного поговорим о вашей «газетной дипломатии» с Владимиром Путиным. Она доставила нам, журналистам и аналитикам, много позитивных эмоций. В вашей статье в «Правде», кроме всего прочего, вы заявили, что российские власти постоянно подтасовывают результаты выборов, полностью контролируют СМИ и не уважают права человека. Вы действительно искренне убеждены, чтоб большинство россиян до конца не понимают политический курс Владимира Путина?

ДЖОН МАККЕЙН: Я думаю, что россияне были очень нерады тому, через что им пришлось пройти после распада Советского Союза: коррупция, преступность, вакуум власти... Россияне приветствовали появление Владимира Путина на политической арене, поскольку он восстановил порядок. Экономическая ситуация начала улучшаться благодаря стоимости нефти. Путин обеспечил стабильность, которой в России не было с момента распада СССР. Я думаю, что именно поэтому россияне были ему рады.

Но сегодня мы все больше видим тех, кто выступает против его политики жесткой автократии. Я думаю, что россияне особенно обеспокоены ситуацией с олигархами во главе правительственных структур, также как и ситуацией с коррупцией. Любой экономист подтвердит: если стоимость нефти упадет до отметки менее 80 долларов за баррель, экономика России окажется в очень тяжелом положении. Экономика страны, подобной России, с ее ресурсами и просторами, не должна зависеть от стоимости барреля нефти! К сожалению, Россия до сих пор зависима от нефти.

Владимир Путин пока еще не ответил на вашу статью. Однако, выступая на Валдае, он прокомментировал ее, заявив, что у вас дефицит информации о России, поскольку в противном случае вы бы напечатали свою статью в СМИ с гораздо большим тиражом. Как бы вы на это ответили?

ДЖОН МАККЕЙН: Ну, во-первых, в самом начале я предположил, что мой ответ на его колонку в New York Times не будет опубликован в «Правде». Однако когда журнал Foreign Policy обратился к обоим изданиям «Правды» по вопросу публикации моего ответа, одно из них согласилось. Так что напрямую я никого ни о чем не просил.

Тем не менее главное здесь то, что, несмотря на небольшое число читателей «Правды», - не стоит забывать, что это онлайн-издание, – моя статья вызвала большой интерес, в том числе со стороны не кого иного, как Владимира. Поэтому я думаю, что в каком-то смысле она была успешной. Да, кстати, Владимир сказал, что я должен приехать на Валдай и принять участие в дискуссии.

Чтобы поучаствовать в открытой демократической дискуссии?

ДЖОН МАККЕЙН: Если мне позволит мое расписание, я буду более чем счастлив принять его предложение и приехать туда. Я слышал, что это очень красивое место.

То есть вы считаете вполне возможным, что вы сядете друг напротив друга с президентом России Владимиром Путиным и будете говорить о политике?

ДЖОН МАККЕЙН: Я был бы только рад такой дискуссии. Однако позвольте мне сказать кое-что, к чему мы порой относимся слишком легко: Конгресс США недавно одобрил документ, который называется «закон Магнитского». Сергей Магнитский был российским патриотом. Он рассказал всему миру о коррупционных схемах на сотни миллионов долларов. Его посадили в тюрьму, с ним плохо обращались, из-за чего он погиб.

Этот случай переводит наш разговор из плоскости автократического поведения в откровенную жестокость. Именно поэтому Конгресс США принял этот закон. Если кто-то в России еще сомневается, что я говорю сейчас от имени большинства в Конгрессе Соединенных Штатов, то пусть они тогда посмотрят на финальные варианты документов, которые мы приняли.

В Конгрессе США очень много людей, как и я, обеспокоенных тем, что Владимир Путин демонстрирует такое автократическое поведение. Однако мы еще больше обеспокоены его непрекращающейся поддержкой режима Башара Асада, который ответственен за гибель более ста тысяч собственных граждан. Поэтому наше с Владимиром Путиным непонимание друг друга – нечто большее, чем просто идеологические разногласия. Оно обусловлено гораздо более серьезными подоплеками.

Последние десять минут мы много говорили о недопонимании, различных проблемах и вызовах в американо-российских отношениях. Однако на сегодняшний день кто Соединенные Штаты и Россия друг другу: враги, друзья, партнеры? Как бы вы описали эти отношения?

ДЖОН МАККЕЙН: Я думаю, что наши отношения могут быть классифицированы как взаимовыгодное сотрудничество, будь то в сфере ядерного разоружения, где у нас наблюдался прогресс на протяжении многих лет, или в сфере сотрудничества по тем регионам, в которых Россия имеет определенное влияние. Совершенно очевидно, что наши страны могут сотрудничать по широкому спектру вопросов.

Однако когда Россия предоставляет политическое убежище такому человеку, как Эдвард Сноуден, это можно расценивать, как оскорбление Америки и американского народа. Поскольку Сноуден нарушил определенный устав, разгласив секретную информацию. Поэтому порой я не могу объяснить некоторые поступки Путина, кроме как его желанием продемонстрировать неуважение к Соединенным Штатам Америки. И это, безусловно, весьма прискорбно.

Россия – великая страна, великий народ, великая история. Это та страна, которая внесла огромный вклад в литературу, балет, искусство, науку. Поэтому мне кажется прискорбным, что российским народом руководит практически пожизненный президент. Это – не демократия.

Сенатор, на днях газета Washington Post опубликовала редакторскую колонку о том, что Россия оказывает определенное давление на республики бывшего СССР, с тем чтобы те предпочитали экономический союз с ней, а не с Европой. Из статьи становится понятно, что Украина и Грузия сопротивляются этому и все-таки демонстрируют свое желание присоединиться к ЕС. Как бы вы прокомментировали это?

ДЖОН МАККЕЙН: Мне кажется занятным, что Россия оказывает давление практически на все страны, которые когда-то были частью Советского Союза. Такое давление идет на прибалтийские республики посредством цен на энергоносители, на Молдову, чье вино сейчас бойкотируется в России, на Грузию, чьи границы в Абхазии и Осетии постоянно перемещаются, и Украину, которая находится под постоянным российским прессингом. Сегодня любой политически независимый экономист скажет вам, что все эти страны будут более успешными, если они станут членами Евросоюза, а не какого-то там Таможенного союза.

Тем не менее в чем-то россияне преуспели. Они убедили Армению присоединиться к их Таможенному союзу. Теперь в нем будут Армения, Украина и...

Казахстан?

ДЖОН МАККЕЙН: Да, и Казахстан. Совершенно очевидно, что это не в интересах этих стран. А сейчас я хотел бы сказать пару слов об Украине. Мой друг Генри Киссинджер однажды сказал: «Россия с Украиной – западная держава, без Украины – восточная держава». Украина – важнейший игрок во всей этой партии, в которой страны пытаются оказать влияние на мировые события. Госпожа Тимошенко должна быть освобождена из тюрьмы. После этого путь Украины в ЕС станет более прозрачным.

Однако на Украине все еще происходят нарушения прав человека, которые необходимо прекратить. Мы не просим Украину стать идеальной демократией, однако мы просим Украину соблюдать права человека. Они добились многого на этом поприще, но им еще есть над чем работать – например, над освобождением Юлии Тимошенко.

Сенатор, вы только что затронули тему границ в Южной Осетии. Я знаю, что вам небезразлична эта территория. Не могли бы вы пояснить свою позицию? Стоит ли нам ожидать эскалации конфликта? И что мы можем сделать в Вашингтоне, Брюсселе, Москве и Тбилиси, чтобы предотвратить его?

ДЖОН МАККЕЙН: Выборы, которые прошли в Грузии в прошлом году, были свободными и справедливыми. Нового премьер-министра Грузии обвинили в пророссийских настроениях. Поэтому существуют опасения, что, как только Саакашвили уйдет с поста президента, в стране начнутся аресты. Возможно, и самого Саакашвили тоже арестуют. Однако переходное правительство не может идти по такому пути. В то же самое время премьер-министр разбирается в экономике, и именно поэтому он все еще стремится быть ближе к ЕС.

Однако больше всего нас беспокоит наращивание Россией военной мощи. А также попытки сделать жителей Абхазии и Южной Осетии российскими гражданами. Ситуация там все еще очень нестабильна, поэтому мы должны делать все, чтобы помогать им. Но отнюдь не диктовать. Путь демократии нелегок, и меня очень волнует, удастся ли Грузии сохранить те фундаментальные успехи, которых добился ее народ за последние 8-10 лет.

Сенатор Маккейн, спасибо вам огромное, что согласились дать это интервью «Голосу Америки»!

Оригинал статьи