December 22nd, 2013

inotv, Ино ТВ, ИноТВ

Минск и Москва согласовали поставки российской нефти в Беларусь

Объемы поставок нефти из России в Беларусь в первом полугодии 2014 года составят 11,5 миллиона тонн. Договоренность об этом достигнута на встрече представителей обеих стран в Москве.

126326_1_000_Par10915732_big
© VIKTOR DRACHEV / AFP

Во время встречи заместителя премьер-министра России Аркадия Дворковича и первого вице-премьера Беларуси Владимир Семашко 21 декабря в Москве была достигнута договоренность о том, что объем поставок нефти из России в Беларусь в первом полугодии 2014 года составит 11,5 млн. тонн. Об этом говорится в сообщении пресс-службы правительства Российской Федерации.

Помимо этого, как сообщается в пресс-релизе, «участники встречи констатировали, что стороны до конца 2013 года готовы подписать индикативные балансы по поставкам угля, электроэнергии и газа».

Ранее, 13 декабря, премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович заявлял, что Минск и Москва планируют в декабре договориться о поставках на весь следующий год. «Мы предлагаем 23 миллиона, российские коллеги, рассчитав возможности, согласились пока на 21 миллион тонн», - заявил тогда Мясникович.

Оригинал статьи


inotv, Ино ТВ, ИноТВ

Павел Ходорковский: Оставаться в Москве отцу было небезопасно

Михаил Ходорковский улетел в Берлин, чтобы избежать провокаций в Москве. Своим мнением об этом его сын Михаил поделился с телеканалом CNN. Он также добавил, что недавнее решение президента Владимира Путина помиловать его отца стало демонстративным жестом, призванным показать его уверенность в собственных силах.




Почему он полетел в Берлин, а не остался в Москве?

ПАВЕЛ ХОДОРКОВСКИЙ, сын Михаила Ходорковского: Я думаю, что чисто из практических соображений ему опасно было бы оставаться сейчас в Москве. Мне кажется, что в его отношении могут осуществить определенные провокации. Как вы себе прекрасно представляете, ситуация внутри России сейчас сложная. Так что я очень рад, что он решил покинуть Россию, и что он сейчас находится в безопасности в Германии. Ведь ему нужно время, чтобы восстановиться.

Хотя, конечно, выглядит он так, будто никакого восстановления ему и не понадобится — он полон энергии, он в форме. В физическом плане, это тот же человек, которого я помню 10 лет назад. Конечно, сейчас ему нужно посвятить какое-то время себе и своей семье.


Павел, сказал ли ваш отец что-либо о Владимире Путине, который принял указ о помиловании по его просьбе?

ПАВЕЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Да, он говорил об этом. По его мнению, объявляя амнистию и одобряя его прошение, Путин дает понять, что он сейчас чувствует себя уверенно. Вот, что сказал отец.

Что он имеет ввиду, когда говорит, что Путин чувствует себя уверенно?

ПАВЕЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Многие, естественно, задаются вопросом, что на самом деле происходит внутри российского правительства. Когда я говорил об этом с отцом, он сказал, что амнистировав пару тысяч человек и помиловав его лично, Путин продемонстрировал свою уверенность и способность управлять страной и дальше. И он особенно хочет это показать – это уже мои слова – в преддверии Олимпиады, он хочет дать стране перед Играми положительный импульс.

Добавить мне, в общем, нечего. Как вы, наверное, понимаете, у этих двух людей сложились весьма сложные чувства друг другу после этого десятилетнего противостояния. Надеюсь, что позже он нам подробнее обо всем расскажет.


Оригинал статьи


inotv, Ино ТВ, ИноТВ

Ходорковский: Тюрьма стала для меня испытанием

В интервью телеканалу CNN экс-глава «ЮКОСа» Михаил Ходорковский рассказал о времени, проведенном в тюрьме. Бывший олигарх назвал свой десятилетний срок «испытанием» и «гигантским долгом», который он никогда не сможет возместить своей семье.




Прежде всего, расскажите, как вам жилось в колонии: что вы ели, какими были другие заключенные.

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Хлеб… Большой барак, где может быть в одной комнате и 50 и 100 человек… Ничего хорошего.

Вас не трогали? Ведь во многих тюрьмах по всему миру между заключенными бывают стычки или с ними жестоко обращаются охранники. Вас ведь ударили ножом, да?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Да. Мне повезло: человек целился в глаз, но не попал и рассек мне нос. Но к счастью, зубной врач, который был в этой зоне по своей профессии оказался лицевым хирургом. И, в результате, пластическую операцию почти не заметно.

Как вы выжили? Как вам удалось сохранить в такой обстановке свое физическое и психическое здоровье?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Вы знаете, я рассматривал тюрьму как испытание.

Вы как-то сказали, что, если бы вы заранее могли знать, что вас ждет, вы, вероятно, покончили бы с жизнью.

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Это действительно правда, что я так сказал. Наверное, правда, что, если перед тюрьмой я смог бы оглянуть все будущие годы заранее, я мог бы в тот момент и не выжить.

Вернетесь ли вы в Россию в ближайшее время?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: У меня по первому делу есть большой иск. Несмотря на то, что Европейский суд признал этот иск незаконным, российский Верховный суд его не отменял. Если я вернусь в Россию, то, по нашему законодательству, меня могут снова не выпустить за границу.

Займетесь ли вы политикой? Какие у вас планы на будущее?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Я не могу сказать, что я сейчас окончательно сформулировал для себя план. Ну, то, что я точно для себя сформулировал — я не хочу быть символом того, что в России не осталось политических заключенных. Я хочу стать символом того, что усилия общества могут привести к освобождению политзаключенных.

Кстати о вашей семье – вы принесли огромную жертву, вы десять лет не видели семью, не видели, как растут дети. Что вы чувствуете, о чем думаете, зная, что вашей семье все это так дорого обошлось?

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Это — мой гигантский долг, которой я не смогу им отдать.

Как душевно.

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Да.

Спасибо вам за беседу, господин Ходорковский.

МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ: Благодарю вас.

Оригинал статьи


inotv, Ино ТВ, ИноТВ

Верзилов: Надежда Толоконникова продолжит борьбу после амнистии

Муж Надежды Толоконниковой Петр Верзилов рад, что вскоре увидит свою жену на свободе. Об этом он сообщил в интервью Der Spiegel. По его словам, участница панк-группы Pussy Riot продолжит бороться за свои цели и считает себя невиновной.

126360_1_000_Was69079102_big
© EMMANUEL DUNAND / AFP

Петр Верзилов, 27 лет, муж заключенной певицы группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой рассказал о предстоящем освобождении своей жены.

Вы благодарны президенту Путину за освобождение вашей жены по амнистии?

ПЕТР ВЕРЗИЛОВ: Конечно же, я рад, что скоро увижусь с Надей. Но, к сожалению, она слишком долго пробыла в тюрьме, а преждевременное освобождение дает ей всего два-три месяца. В марте она бы все равно вышла на свободу. Кроме того, ведь не изменится политическая система в России. В тюрьмах сидит еще много невиновных, и среди них немало политических заключенных. Вспоминаю только более десятка участников антипутинских протестов, которые остались в заключении, несмотря на амнистию.

Продолжит ли ваша жена свои политические выступления?

ПЕТР ВЕРЗИЛОВ: Она продолжит бороться за свои цели и ценности, которые ей важны. Пока еще рано спрашивать, в какой форме моя жена будет это делать. Но, конечно же, она хочет остаться артистом.

Что она сделает первым делом, когда выйдет на свободу?

ПЕТР ВЕРЗИЛОВ: Своего отца и меня она увидит сразу же в исправительной колонии неподалеку от сибирского города Красноярск. Наша дочь Гера сможет ее, наконец, обнять в Москве. Но ее освобождение означает для нас и для нее не только радость. Я знаю, что Надя воспринимает весь процесс как фарс, считает себя невиновной, а потому колебалась, стоит ли ей принимать амнистию.

Оригинал статьи